26 июня 2017, Понедельник
Домой / Власть и политика / Почему диалог Меркель и Путина оказался нерезультативным

Почему диалог Меркель и Путина оказался нерезультативным

Немецкий канцлер Ангела Меркель приехала в Россию в первый раз за последние два года. Формальным поводом для проходившей в Сочи встречи лидеров двух стран была подготовка саммита G20, который вскоре будет принимать Германия. Однако с самого начала было понятно: обсуждению подлежит самый широкий спектр двусторонних отношений, в которых накопилось немало вопросов.

Политические отношения двух стран сейчас находятся на весьма низком уровне из-за конфликта на юго-востоке Украины и санкций против России, одним из главных инициаторов которых и была Германия. При этом экономически страны остаются тесно связанными, и политическое обострение не могло не сказаться на цифрах товарооборота, который устойчиво снижался начиная с 2014 года. В минувшем году эту тенденцию удалось переломить, но осадочек, как говорится, все равно присутствует. Кроме того, Германия, являющаяся одним из главных потребителей российского сырья, связана с Россией такими важными инфраструктурными проектами, как «Северный поток-2», на реализации которых политика санкций и общая нервозная обстановка в регионе сказываются не лучшим образом.

Немецкое бизнес-сообщество не скрывает своего недовольства политикой санкций, и госпожа канцлер не может не учитывать этого в выборный год, когда она собирается идти на четвертый срок в качестве главы немецкого правительства. Поэтому, по мнению многих наблюдателей, визит Меркель в Россию стал частью ее предвыборной кампании, призванной просигнализировать, что, несмотря на все сложности и разногласия, диалог с Россией продолжается и политическая турбулентность немецким бизнес-интересам не угрожает.

Однако так или иначе, но Меркель оказалась заложницей избранной ей в 2014 году политико-идеологической линии. Однозначно заняв в украинском конфликте сторону официального Киева и возложив основную ответственность за происходящее в Украине на Россию, Германия теперь уже не может себе позволить отказаться от избранного курса, не потеряв при этом лицо. В силу этого пространство для маневра в отношениях с Россией у Берлина оказывается существенно ограниченным, что и продемонстрировала минувшая встреча. Украина, ставшая камнем преткновения в российско-германских отношениях, закономерно оказалась в центре повестки встречи Путина и Меркель. Стороны в очередной раз зафиксировали принципиальные расхождения в своем понимании происходящего в этой стране и путей решения проблемы.

В то же время они подтвердили свою приверженность минским договоренностям и нормандскому формату, назвав их безальтернативными. Также Путин и Меркель сошлись на том, что введение дополнительных миротворческих контингентов в Донбасс пока не требуется, хотя с такой инициативой не раз выступал официальный Киев. Вместе с тем то, как акцентированно стороны подчеркивали безальтернативность нормандского формата и отсутствие необходимости в пересмотре минских соглашений, говорит о том, что возможность такого пересмотра все же не исключается. Переговорный процесс давно зашел в тупик, пункты минских договоренностей не выполняются обеими сторонами. По большому счету, единственным, хотя и немаловажным, достижением минских соглашений стало отсутствие активных боевых действий и установление хрупкого перемирия.

Однако время для принятия каких-то решений еще не пришло. Многое будет зависеть от исхода выборов президента Франции — еще одного участника нормандского формата. Кроме того, неочевидным остается «фактор Трампа». США, влияние которых в Украине сложно недооценить, не представлены в нормандском формате, что существенно ограничивает его миротворческие возможности. Позиция Трампа по украинскому конфликту остается по-прежнему неопределенной. В то же время косвенные признаки указывают на то, что Украина и в целом Восточная Европа не интересны Трампу как направление внешней политики. В частности, на это указывает решение администрации Трампа урезать финансирование организациям (таким как USAID), занимающимся «поддержкой гражданского общества» в этом регионе.

Нельзя исключать, что Трамп все-таки готов пойти на некую сделку с Россией, потребовав уступок в Сирии и на Ближнем Востоке. Впрочем, сопротивление такому развитию событий будет очень серьезным как внутри самих США, так и среди их европейских союзников, включая Германию.