22 октября 2017, Воскресенье
Домой / Власть и политика / Как голосовали турки в Германии на конституционном референдуме

Как голосовали турки в Германии на конституционном референдуме

Из Германии поступили очень любопытные данные о том, как и кого поддержали на конституционном референдуме турки, проживающие в этой стране. Их общее число составляет примерно 1,5 миллиона человек. В нем приняли участие 400 тысяч граждан, имеющих турецкие паспорта

Согласно официальным данным, 63% проголосовавших в ФРГ турок одобрили наделение турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана поистине султанскими полномочиями, что шокировало многих немцев, не понимающих, почему обосновавшиеся в либеральной Германии турки хотят, чтобы собственно Турция стала еще менее похожей на нее страной.

Любопытно, что согласно немецким СМИ, в некоторых городах ФРГ сторонники Эрдогана и, соответственно, противники демократии, как ее понимают на Западе, составляют подавляющее большинство. В Дюссельдорфе — почти 70%, в Эссене — около 76%! Это не деревни и небольшие городки, где в Турции проживает основная часть сторонников Эрдогана, а высокоразвитые мегаполисы. И это типично не только для ФРГ. В Австрии, Бельгии и Нидерландах практически такие же показатели — свыше 70%. И это при том, что власти стран-членов ЕС на этот раз не позволили турецким министрам и политикам агитировать европейских турок за поддержку превращения их страны в тоталитарное государство.

Ситуация для немецкого правящего класса и общества оказалось весьма серьезной. Референдум в очередной раз продемонстрировал, что большинство немецких турок находятся в Германии лишь физически. Всей душой они на своей настоящей родине, и они вовсе не либералы.

Хорошая мина при плохой игре

В этих условиях правящей коалиции не осталось ничего иного, как сделать хорошую мину при плохой игре. Канцлер ФРГ Ангела Меркель (ХДС) и глава МИД Зигмар Габриэль (СДПГ) выступили с совместным заявлением, указав, что Берлин «принимает к сведению результаты голосования» и «уважает право турецких граждан определять собственный конституционный строй».

Естественно, они подвергли критике характер конституционной реформы и призвали другие страны и международные организации добиваться от Анкары соблюдения демократических прав и свобод.

«Результат референдума показывает, как сильно расколото турецкое общество. Ответственность за это несет руководство страны и лично президент Эрдоган», — указали Меркель и Габриэль. Они выразили надежду, что «правительство Турции после жесткой кампании будет стремиться к диалогу со всеми политическими и общественными силами страны». Канцлер и глава МИД ФРГ, напомнив, что «Венецианская комиссия Совета Европы высказывала резкую критику как самого процесса, так и содержания конституционной реформы», призвали власти Турции «как члена Совета Европы, ОБСЕ и кандидата на вступление в ЕС… соблюдать демократические критерии ЕС и защищать основные права человека». Они призвали как можно скорее начать по этому поводу «переговоры с Турцией». Как на двустороннем уровне, так и между европейскими институтами и Турцией.

Звучит весьма грозно? Возможно, но только звучит, потому что глава администрации федерального канцлера Петер Альтмайер одновременно заявил, что правительство ФРГ признает результаты «свободного и демократического» голосования в Турции.

Иными словами, немецкие власти по-прежнему желают поддержания иллюзии переговорного процесса с Турцией по вступлению в ЕС, чтобы выбивать на этой почве у Анкары всевозможные демократические послабления, но в ЕС при этом не принимать. Судя по последним заявлениям Эрдогана, угрожавшему провести еще один референдум, и теперь уже на этот счет — нужно ли туркам вообще вступать в ЕС, вряд ли у немцев это получится, хотя глава МИД ФРГ и призывает «сохранять спокойствие и действовать благоразумно».

Немецкие политики шокированы происшедшим

Тем более, что немецкий политикум в целом явно шокирован и тем, что произошло в Турции, и тем, как повели себя при этом немецкие турки. Так, однопартиец Габриэля, глава социал-демократов и их кандидат на пост федерального канцлера бывший председатель Европарламента Мартин Шульц подверг критике турецкого президента, заявив, что «Эрдоган это не Турция».

Особенно резкая критика исходит из рядов немецких «зеленых». Их лидер Джем Оздемир, сам этнический турок, назвал день референдума «черным днем для Турции». Его коллега вице-спикер бундестага Клаудия Рот призвала «пересмотреть отношения с Турцией», разорвать с Эрдоганом соглашение по «беженцам», отказаться от экспорта немецких вооружений в Турцию, возобновить переговоры о вступлении Анкары в ЕС только после возвращения Турции к демократии и смены нынешнего курса.

Почему так произошло?

Немецкие СМИ задаются в этой связи неразрешимым для них вопросом: почему немецкие турки хотят того, от чего сами сбежали в Германию? И они делают при этом фундаментальную ошибку, полагая, что турки перебрались в Германию прежде всего потому, что в их стране не было демократии, а они хотели свободы. Авторы то ли искренне не понимают, то ли просто не хотят понять, что дело в другом: порядки, царящие в Турции, немецких турок вполне устраивают. Мало того, они хотят их завести еще в более утрированном виде и в ФРГ. Их не устраивает в Турции относительная бедность, безработица, которая сейчас достигла впервые за последние 7 лет 13%. Иными словами, что они хотят Турцию в Германии, но с немецким уровнем жизни! Для них, даже для большинства обладателей немецких паспортов, ФРГ — это страна пребывания. Их больше интересует счет футбольных матчей турецкого чемпионата, а не немецкого, и перипетии политической жизни в Турции, а не в ФРГ, турецкая музыка и кинематограф, кстати, очень качественный. Мультикультурализм, как уже официально признали в ФРГ и большинстве других западных стран, так и не стал реальностью. Кроме узкой прослойки интеллигенции с одной и с другой стороны он никого не захватывает и не вдохновляет.

«Германия — хорошо, Турция — очень хорошо», — скажет вам в ФРГ любой терпимо относящийся к ней турок. А представители другой, тоже достаточно многочисленной категории турок, упомянут слово «Германия» в сочетании со словом, которое на русском языке звучало бы как «черт», а на немецком — куда более натуралистично. Владимир Ильич любил произносить это слово применительно к русской интеллигенции.

И этим все сказано. Западное буржуазное общество имеет очень слабый интеграционный потенциал. Оно может с радостью предложить интеграцию в стиле Кончиты Вурст, которая не только неприемлема для большинства немецких турок, мусульман вообще, но и для «русских немцев». Для всех, у кого сохраняются хоть какие-то консервативные корни. А у мусульман такая перспектива вызывает зачастую не просто гнев, а желание еще глубже уйти в самый ортодоксальный ислам или объявить окружающему обществу войну. Поэтому толпа в Турции, особенно женщины, зачастую выглядят куда более светским образом, чем прохожие в турецких районах немецких городов. И объясняется это на самом деле — вместе со многими другими атрибутами турецкого быта в ФРГ — очень просто: реакцией на «враждебное» инокультурное окружение.

Поделать с этим ничего присягнувшие демократии, которая по Эрдогану является лишь «поездом, с которого мы сойдем, как только достигнем цели», отказавшиеся от идеи Германии как от страны немцев немецкие власти и политики не могут. Остается использовать этот фактор в своих временных и сиюминутных интересах. На выборах, например. Поэтому Берлин так и осторожничает сейчас со своими турками. Осенью в ФРГ состоятся всеобщие выборы, а еще раньше — несколько региональных, в том числе в федеральной земле Северный Рейн-Вестфалия, в крупнейших городах которой сторонники Эрдогана составляют чуть ли не 80% среди проживающих там многочисленных турок.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *